Страница Луга Врана
О месте и роли России в прошлом, настоящем и будущем






О ложной официальной истории | Русская цивилизация | Вопросы Иудейства | Теономия | Аналитика

Трибуна | Галерея


Характер Русской цивилизации

Вступление

Двадцатое столетие высветило проблему так называемых магических цивилизаций. Автор использует здесь термин цивилизация в смысле определённой локальной, или национальной формы внутри глобальной цивилизации. Так мы говорим о германской или французской цивилизации внутри более крупной цивилизации Запада. Ужасные потрясения мировых войн заставили многих обратить внимание на это явление. По уверениям западных исследователей, магические цивилизации были уничтожены в мировых войнах. Однако, шок Запада от столкновения с внезапно возникшими в поле его зрения магическими цивилизациями ещё не преодолён. Но наряду с магической существует и другая, основная форма цивилизации — рационалистическая...


Рационалистическая цивилизация

Нормой развития цивилизации, безспорно, является рационалистическая форма. Это — цивилизация первичная. Она явно превосходит своё окружение, относится к последнему как к отсталым народам. Не испытывает чувства неполноценности. Такая форма обычно выполняет так называемую цивилизаторскую миссию. Она активна и успешна на поприще колониализма. Мистические составляющие внутри её культурного поля, как правило, присутствуют, однако никогда не достигают сколько-нибудь значимых величин, не в силах изменить сугубо рационалистический характер её сущности. Таким образом, рационалистический характер цивилизации является следствием благоприятных условий её формирования и развития, положительного баланса её культурных отношений с окружением.

Обладая привычкой превосходить соседей материально, рационалистические культуры в конфликтах с ними склонны опираться на силу, реализуя свои превосходящие материальные ресурсы.

Англия, Франция, Россия, Австрия, Голландия и некоторые другие страны — являются хорошими примерами традиционно рационалистической формы цивилизации.


Магическая цивилизация

Магическая цивилизация есть перверсия, отклонение от нормы. Цивилизация вторичная, зависимая. Находится в окружении явно превосходящих её соседей, либо граничит с такими. Имеет комплекс неполноценности. Не может превзойти сильных соперников, либо сравняться с ними. Материально она обречена на поражение. В этом случае в ней опережающим темпом развиваются мистические составляющие. Последние, развившись до определённого уровня, и делают всю данную цивилизацию магической. Следовательно, магический характер цивилизации является следствием неблагоприятных условий её формирования и развития, отрицательного баланса её отношений с соседями.

Не имея опыта добиваться в конфликтах со своими рационалистическими соседями победы путём мобилизации материальных ресурсов, магические культуры вынуждены искать победы, опираясь на мистику. Ведь более им не на что надеяться. Математика всегда будет на стороне первичных (для данного уровня) форм цивилизации. Поэтому, такие страны относятся к войне как к искусству, всячески культивируя и почти обожествляя военное дело и саму фигуру воина. Подчёркивают свою расовую особенность как основу для развития воинского культа. Ведь им недостаточно проявить на войне просто храбрость и мужество, как их могучим соседям. Они должны показать такой высокий уровень искусства войны, такое умение, какие будут недоступны их врагам. А иначе — смерть, и никаких шансов! В начале Тихоокеанской войны мастерство японских пилотов в так называемых «звёздных налётах» (особый метод воздушной атаки кораблей) повергло американцев в шок. Их собственные лётчики были на такое не способны. Немцы во Второй мировой войне провели свои фантастические молниеносные кампании, а затем вели изнурительнейшую борьбу с Красной Армией — едва ли не голыми руками. Они уступали всем своим основным противникам на Западе и в количестве, и в качестве техники. А от Красной Армии они отставали по всем пунктам ещё больше. Всю войну они вели в значительной степени на ресурсах трофейного советского оружия и боеприпасов. Целые дивизии Вермахта были полностью оснащены нашей техникой, захваченной в сорок первом. Но уступая в количестве и качестве техники, немцы превосходили всех своих противников умением и организацией войск. Искусство Вермахта не ликвидировало, конечно, рокового для Германии материального превосходства основных держав, но всё-таки сделало возможными потрясающие успехи немцев.

[Третий Райх, шаг за шагом отступая на Восточном фронте, благодаря неслыханному конструкторскому рывку стал в 1943-1945 годах первой в мире настоящей сверхдержавой. Скорость технологического развития гитлеровской Германии в 1942-1944 годах была намного выше, чем аналогичные показатели даже стремительно развивающегося Советского Союза, и тем более превосходила скорость развития США или Великобритании. Научно-техническое послевоенное развитие обеих сверхдержав в значительной степени основано на германских разработках. Технологический задел Третьего Райха не полностью разработан даже сейчас!

Если бы не самоубийственный жертвенный натиск советских войск, положивший конец Третьему Райху, то гитлеровская Германия имела реальные шансы изменить ход мировой войны. Немецкое чудо-оружие не было блефом. Уже в конце 44-го и в начале 45-го года вооружённые силы Германии начали в больших количествах получать технику нового поколения, неизмеримо превосходящую всё, чем разполагали союзники. Реактивная авиация и гранатомёты, штурмовая винтовка-автомат (будущий автомат Калашникова), баллистические и крылатые ракеты, субмарины невероятных характеристик — на этот технический уровень Советский Союз и Штаты частично вышли только в шестидесятых годах.

Конечно, оружие — это далеко не всё на войне. Гораздо важнее сила духа, желание воевать, умение воевать. Но в том-то и дело, что немцы продемонстрировали поистине чудесные способности воевать и побеждать практически голыми руками, с оружием вчерашнего и позавчерашнего дня (20-х и 30-х годов). Побеждать противников, вооружённых и оснащённых несравненно лучше... А получи они в придачу к своим феноменальным боевым качествам ешё и супер-оружие!

Перелом хода войны в пользу немцев был неизбежен, если бы не поразительный жертвенный рывок Красной Армии на запад. Промедли Сталин всего один год, и история пошла бы другим путём. Мировая цивилизация стала бы германской, гитлеровской. Миллионы советских солдат, героически сложивших свои головы под бездарным командованием советских генералов-преступников, погибли не зря. Они всё-таки спасли мир от неминуемого иначе гитлеровского завоевания. И они спасли Россию для будущей истории. Фантастическая немецкая техника, уже произведённая в больших количествах, была лишена необходимого топлива. Красная Армия успела занять Румынию и отрезать Германию от румынской нефти. Чудо-оружие было парализовано. Германия была разбита. Послевоенный мир построен на костях миллионов российских солдат. Это — мир, созданный Россией...]


Германия и Япония до середины 20 столетия — классические цивилизации этого типа.

Германия — магическая форма, пронизанная мистикой. По любимой на англо-американском Западе формуле Бержье: «нацизм есть магия плюс танковые дивизии». Чрезвычайно развились культы фюрера, чистой нордической расы и арийского духа.

Япония — магическая цивилизация с традиционно развитыми культами микадо, предков и самурайского духа.

До сих пор мировая цивилизация находится под впечатлением эффективности магических культур, испытывает своего рода жуткое очарование магической цивилизации.


Русская цивилизация

Русская цивилизация возникла в благоприятном культурном поле. С самого начала она была лишена каких бы то ни было причин для комплекса неполноценности. Скорее наоборот, она испытывала комплекс превосходства. Она сложилась как продукт синтеза сарматских народов, ильмеров (праславян), финноугорских племён, славян и русов. Все составляющие были чрезвычайно сильны, разполагали присущими только им преимуществами.


Сарматы-Булгары

Новосарматская булгарская общность включала в себя множество великих народов, создавших великие государства и империи («Сарматия»). Весь мир, и Запад, и Восток, и Европа, и Азия — были под мощным культурным влиянием этой замечательной общности. Достаточно вспомнить ещё раз один только перечень славных народов Сарматии, чтобы убедиться: никакого комплекса неполноценности там быть просто не могло!


Славяне

Славяне были среди тогдашних варваров народом высокоразвитым, динамичным, прогрессивным (не у многих европейских варваров в те времена была уже соседская община!), передовым, воинственным и победоносным.

Под их напором рухнули границы самой Византии. Славянские племена заселили территории Империи как пустыню. Их конным дружинам никто не мог сопротивляться. Славянские князья гордо говорили соседним народам: «Не кто-то нашей, но мы чужою землёю привыкли обладать. И так будет, доколе есть на свете войны и мечи».

Какой уж тут комплекс неполноценности!

Под очевидным для всех современников влиянием славян по Европе катился неудержимый вал славянизации. Этот процесс дошёл до самого края земли, до берегов Балтики и Северного моря, затронув даже шведские берега. До сих пор города, накрытые в своё время этим движением, сохранили славянские названия: Бремен, Гамбург и так далее...

Стихия Великого переселения уже в 5 столетии выбросила часть славян с Дуная на Восточно-Европейские равнины, на Днепр. Именно эти славяне, встретившись на новом месте с русами, дали начало новой цивилизации.

Славяне в бассейне Днепра весьма сильно превосходили всех своих соседей в культурном плане. Начался активнейший процесс славянизации, охвативший огромное число различных племён всевозможного происхождения (но, главным образом, балтийского и финно-угорского). Широкая и глубокая славянизация обеспечила формирование территориального единства будущей великой державы. Славянская составляющая стала могучей основой Руси.

От славянского корня русская цивилизация уже на уровне Древней Руси получила чувсто гордости, собственного достоинства и превосходства.


Русы

Русы были одним из наиболее известных и прославленных народов варварской Европы. По славности рода и древности генеалогии только даны могли сравниться с ними. Великое переселение широко разбросало родовые группы русов. Десятки их владений были в первом тысячелетии по всей Европе, в Азии и в Африке. Русы принимали участие во всех многочисленных войнах того времени. Тесная родовая сплочённость, древние аристократические традиции, феноменальная властность — всё это повсеместно делало русов одним из самых гордых и энергичных народов. В их характере просто не было места всяким комплексам, разве только — комплексу собственного превосходства!

На Днепр русы пришли, как и славяне, с Дуная. В Поднепровье русы и славяне образовали своего рода симбиоз, разделив свой вклад в общее дело в соответствии с характером и привычками каждого народа. Если относительно более многочисленные славяне обеспечили экономику и колонизацию в форме славянизации, то малочисленные но чрезвычайно задиристые и кичливые русы определили характер Русского государства: воинственный, агрессивный, нахрапистый (что замечательно выразил А. С. Пушкин:

«Рогдай, воитель смелый, мечом разширивший пределы богатых киевских полей»)...


Древняя Русь

Русская цивилизация возникла на сарматской (булгарской) основе — как государство в высокой степени динамичное, самодостаточное, гордое и привыкшее к победам.

Культурные заимствования из Византии (главным образом, религия) делались по собственному совершенно свободному выбору (можно разсматривать их как своего рода творчество), не только свободно, но даже с элементом принуждения со стороны Руси по отношению к Византии. Вся история Древней Руси показывает, что Русь была активным субъектом на международной арене того времени, и что она относилась к ближайшей великой державе — Византии — как к пассивному объекту своего воздействия.

Русская власть изначально формировалась по принципам, отличающимся от Европы. Если на Западе королевская власть утверждалась методом вытеснения и уничтожения (претендент на единоличную королевскую власть буквально истреблял всех членов собственного рода — как Хлодвиг, к примеру, — видя в них естественных конкурентов), то на Руси власть формировалась методом включения, образуя так называемый род Русский. Этот принцип привёл к эффективной системе княжеской лествицы, при которой каждый даже малый князь мог функционировать в общих интересах, ради общего успеха. Таким образом, система власти Древней Руси представляла собой своего рода княжеский колхоз, когда весь род Рюрикова дома (а это сотни лиц) был коллективным монархом, коллективным сюзереном земли Русской. Благодаря системе княжеской лествицы каждый самый незначительный князь имел шанс продвинуться, и неминуемо двигался при любом династическом изменении (например, смерти великого князя киевского). Поэтому вся лествица находилась в непрерывном движении, князья всё время вместе с дружинами переезжали из города в город, занимая каждый раз стол всё более высокого ранга. Это явление получило название коловращения князей. При этом каждый князь не имел возможности привязаться к определённому месту, сговориться с местными сепаратистами, что весьма способствовало ощущению (и у самих князей, и у населения) единства земли Русской.

Самих князей убивали, конечно, часто. Но это никогда, в отличие от Европы, не приводило к ликвидации единицы власти. Убитого либо казнённого замещал его законный наследник, а власть сохранялась, формируя лествицу.


Угасание Древней Руси

Древняя стадия Русской цивилизации пришла к своему завершению. Связи, стягивавшие все русские земли воедино, разпадались. Междоусобные войны становились всё более ожесточёнными, разрушительными и кровопролитными. Основные центры русской цивилизации подвергались раз за разом разгрому. И с каждым разом им было всё труднее восстановиться. Русская цивилизация угасала. Знаменитое «Слово о погибели Русской земли», вопреки разхожему мнению, относится не к татарскому нашествию, но — к русским междоусобицам. Написано оно было незадолго до первого появления татар на Руси — как писал К. Маркс, «как раз накануне нашествия».

Руины прежде богатых южных областей Русской державы, ещё недавно великой, стали объектом агрессивных устремлений и с половецкого юга (со стороны татар), и с севера (со стороны русского Владимиро-Суздальского княжества), и с запада (со стороны Венгрии и Польши). Земли Господина Великого Новгорода на севере подверглись натиску со стороны рыцарского ордена.

Слова: орда и орден — происходят от единого древнего корня «рд» и входят в длинный ряд разноязычных слов с одним значением: порядок. Орда, ордер, ордо, орден, орднунг, род, ряд, порядок, обряд, заряд, порода, народ, город, град, рада, огород, хирд. Сюда же относится слово «Род», означающее Бога-Творца у славян. Бога, организовавшего структуры мироздания. Помощников Бога славяне именовали рожаницами. Отражением верховного бога Рода на земле была первичная ячейка общества — род. [По представлениям древних, Мироздание состоит из трёх миров-ярусов: верхнего белого мира Небо, или по-славянски Правь; нижнего синего мира Преисподня, или по-славянски Навь; и среднего красного мира людей, у китайцев — Тянься («Поднебесная»), у славян — Явь. Отражением самого Рода в явном мире людей, в Яви, была Родина. Поэтому и до сего времени это слово пишут с заглавной буквы, в отличии от места, где человек родился. Ведь Родина есть поистине божественный, угодный Богу порядок — независимо от того, нравится он людям или нет. Но славяне контактировали с другими людьми и постепенно узнавали, что далеко не все подпадают под понятие Родины. Так географический охват Родины в представлении славян со временем сужался, пока не совпал в своих пределах со славянской землёй, а затем и с границами Руси. Подобный же сдвиг понятий произошёл и у китайцев. Там Поднебесная сузилась сходным образом от всей Яви до границ самого Китая, совпав с термином «Срединное владение».]

...Южная Русь неуклонно теряла последние остатки политической независимости. Суверенитет Руси исчез вовсе не из-за какого бы то ни было завоевания, но — по факту разпада русского единства. Исчез единый субъект независимости — исчезла и сама независимость. Отныне отдельные русские земли-государства боролись за свою независимость друг от друга.

Подчинение Южной Руси татарами вело к окончательной потере всех государств русского Юга политической самостоятельности.

Северо-Восточная, Владимирская Русь (будущая Великороссия, Московия) и сама стремилась завоевать русский Юг и навести там державный порядок, прекратив княжеские усобицы. Владимирская и татарская политика, исходя каждая из своих национальных интересов, представляла, по сути, одну общую политику создания единой державы, Орды («Сарматия»). Орда была нужна Руси гораздо больше, чем татарам. Поэтому Орда стала русским (точнее, не общерусским, но владимирским) явлением...

С Запада, стремящегося воспользоваться временем разпада русского единства, безусловно, исходила смертельная угроза. Католическая Европа методично уничтожила бы Русь, как она это сделала с пруссами. От Русской цивилизации просто не осталось бы и следа. От Запада откупиться было невозможно никакими данями, он неминуемо воспользовался бы удобным случаем для уничтожения врага. Нельзя было представить Западу такой случай. И защитники Русской цивилизации (Александр Ярославич, его потомки и наследники) раз за разом громили и немцев и шведов, в то же время собирая всюду дань для своей (!) Орды — владимирско-татарской. И дело совсем не в том, что «Русь не имела сил для отражения всех врагов сразу, и приходилось выбирать самого опасного — и концентрировать все скудные силы против него». Татары определённо были приняты владимирскими князьями-державниками в качестве естественных союзников. Благодаря таким вождям Русская цивилизация в своей владимирской форме сумела использовать союзников-татар для создания единой Орды, для усмирения русских князей-сепаратистов и наведения державного порядка, для защиты от уничтожающего натиска с Запада, от папизма с его католическими военными орденами (прообраз НАТО). Поэтому Русская Церковь причислила Александра Невского к лику святых — как спасителя Отечества. Вся Русь в нашем теперешнем понимании была сплочена русско-татарской (владимирско-татарской) Ордой...

Таким сложным, почти невозможным способом, такой ценой нашествие Запада на разорённую внутренними войнами Русь было отражено. Последующее время до разпада Большой орды питерские историки немецкого происхождения назвали игом.


Иго

Чем же было это иго (власть Орды) для Русской цивилизации?

Разрушительные последствия его петербургские немцы преувеличили многократно, безмерно драматизировав его исторические результаты. Их можно понять, ведь они, будучи представителями враждебной для Руси цивилизации Германии, отстаивали своё кровное, а вовсе не русские интересы.

разклад сил на Руси был очень сложным, а политическая реальность — страшной, но не потому, что Южная Русь попала в зависимость от Орды, а Владимирская и Новгородская — не попали в немецкое рабство.

[По норманистской схеме истории, зимой 1238 года войска Батыя сожгли во Владимирском княжестве 14 городов из без малого трёхсот. Весной все эти деревянные города были отстроены. В войнах между русскими князьями жертв было больше. В строгом смысле слова завоевания татарами Руси, ни Южной, ни Северо-Восточной, не было. Были небольшие схватки, даже бои (какой под разрушенной Рязанью якобы провёл боярин Евпатий Коловрат), но нигде по всей великой Руси не было ни одного полевого сражения! Один раз татары внезапно атаковали собиравшиеся на льду реки Сить русские отряды и разсеяли их. Это был разгром, но не сражение, ибо немногие пришедшие к Юрию воины только имели в виду возможность боя. Это было так и не реализованное намерение одного князя дать татарам сражение. И только. Всё так называемое завоевание свелось к осадам и штурмам отдельных (!) городов. Какими бы страшными ни были разрушения и жертвы в этих разгромленных городах, но это не могло быть причиной для капитуляции всей цивилизации — без боя. А именно о такой капитуляции (не более и не менее) упорно твердят немецкие норманисты-русофобы.]

Причина образования владимирско-татарской Орды была в естественном стремлении самих русских земель к прекращению междоусобного безпредела. Князья устали от него. Это мы видим по отчётливой позиции целых княжеских группировок в тогдашней Руси, этих «людей длинной воли». Князья не могли резать друг друга и отбиваться в то же время от мятежных бояр. Бояре устали от невозможности спокойного накопления продуктов труда своих крестьян. Крестьяне устали трудиться на ремонт своих войск и на репарации — чужим. Горожане устали гореть в штурмуемых городах и угоняться в рабство. Порядок принесли владимирские князья-державники и их надёжный и последовательный союзник Батый. Возникшую на основе их союза ситуацию с мощной державой норманисты назвали игом.

Русские земли отнюдь не были неким единством на момент появления татар. Прежде всего, вся территория Русской цивилизации к тому времени разделилась на несколько крупнейших регионов, имевших свою культуру, свои традиции, особые формы правления, собственную внешнюю политику, даже свой этнический состав населения. Для нашей темы особый интерес представляет Северо-Восток, или Залесская Украина (будущая Великороссия, Московия) и старый богатый Юг, к которому относились культурнейшие Киевский, Черниговский и Галицко-Волынский регионы. Будучи частью Третьей цивилизации (Западной феодальной), Русь подвергалась сильным влияниям и со стороны Европы, а не только с Востока. Запад той эпохи был разколот противостоянием гвельфов и гибеллинов. Лидером первых считался папа, а вторых — германский император. Этот разкол был предзнаменованием будущего религиозного разкола Европы, протестантской реформации и папистской контрреформации. Находящаяся в состоянии внутреннего разпада Русская цивилизация испытывала ещё и культурно-политическую зависимость от реалий разколотой гвельфско-гибеллинским противостоянием Европы. Южная Русь пошла путём гвельфов, ориентируясь на папу. Северо-Восточная Русь стала в политическом отношении гибеллинской. В своей борьбе эти две партии Европы стремились использовать в свою пользу каждый возможный фактор, старый или новый. Причём, если одна сторона выбирала для себя одну позицию, то другая тут же автоматически становилась не просто на другую, но на противоположную — по логике противостояния. Появившаяся в Европе новая сила, армия Орды, стала очередным фактором в борьбе этих партий. Гвельфы решили вступить в борьбу с варварами; папа развил бурную деятельность по организации общеевропейского крестового похода (якобы против татар, но на самом деле — против императора). Император тут же начал предпринимать дипломатические усилия для заключения с Батыем союза, вступил с ним в переписку на эту тему. Но татары внезапно для европейцев ушли из Европы. Цель их западного похода — уничтожение половецкой мощи — достигнута. Царь Батый вернулся то ли во Владимир (если он был отцом Александра, владимирским князем Ярославом), то ли в низовья Днепра, Дона и Волги (если он был татарским вождём).

[По классической норманистской схеме истории (только приведённой в соответствие с её же логикой), татарская армия Батыя прошла и по Северо-Восточной и по Южной Руси. Жертвы были и там и тут. Но, всё равно, собственно завоевания не было ни на юге, ни на северо-востоке.

Польша и Венгрия подверглись гораздо более значительным разрушениям. Эти страны понесли тяжелейшие (по сравнению с Русью) человеческие потери. Русь отнюдь не стала щитом Европы от татарского нашествия. Но завоевания не было и в Европе. Не было и ига. Татары ушли своим путём, а пострадавшие народы принялись залечивать раны своих стран.

Не так было на Руси. Русское отличие состояло в двух пунктах. Первый: Русь находилась в состоянии разпада. Именно это состояние разпада и его исторические последствия позднейшие исследователи и назвали погибелью Руси. Второй: Владимирская Русь сама и создала Орду вместе с татарами.]

Гвельфский Юг Руси по логике европейского разкола занял позицию противостояния татарам и владимирской Орде. Киевское и Черниговские великие княжества, некогда могучие, теперь были безсильны. Но Галицко-Волынское княжество проводило очень активную антитатарскую политику. Галицкий князь Даниил за это даже получил от папы королевскую корону. В результате этнического и цивилизационного разпада у Южной Руси не было силы для утверждения своей цельности и истинной независимости. Отвергнув Орду, Южная Русь стала владением великого княжества Литовского, а после польско-литовской унии попала под действительное иго Польши. И это польское иго, продолжаясь столетиями, наложило отпечаток на формирующийся национальный характер украинской общности.

Северо-Восточная Залесская Русь, гибеллинская по политической традиции, стала протатарской. Союз с татарами стал историческим приоритетом. Путём этого союза вожди будущей Великороссии разсчитывали создать державу, Орду, прикрыть изломанную разпадом Русь от губительного безпощадного натиска с Запада. И их расчёты полностью оправдались...

Что значило иго для Руси? Вопреки ложному мнению, разпространённому в 19 веке норманистами, период ига не привёл к формированию у русских комплекса неполноценности перед татарами. Какой тут комплекс, когда в 1445 году московский князь Василий, имея лишь полторы тысячи витязей, не раздумывая атаковал появившееся в поле его зрения татарское войско (не царское), только авангард которого включал три тысячи. Его действия соответствовали суворовскому принципу: вижу — атакую! Василий смял авангард врага и врубился в большой полк. Героический князь попал в плен, но ничего страшного не произошло. Московским народом он был выкуплен.

Русь платила дань в Орду. Но собранные для Орды деньги владимирские князья собирали на своё собственное войско для укрепления своего режима и державного порядка. Ведь владимирские князья-державники и представляли собой русско-татарскую Орду, её собственно русское крыло...

Русь утратила политическую самостоятельность? Это — ещё один миф. О какой политической самостоятельности можно говорить при отсутствии политического единства! На момент появления Батыя раздираемая усобицами Русь не была политической цельностью. Поэтому не могло быть и политической независимости. Просто не было субъекта этой независимости. За независимость друг от друга боролись отдельные князья. Они боролись каждый за себя, жертвуя интересами всей Русской цивилизации. А эта последняя утратила цельность и, следовательно, независимость — по причине внутреннего разпада, но не из-за чужого нашествия. Политическое единство, необходимое для восстановления независимости, дала Руси Орда, в том числе и завоеватели татары. По крайней мере, для той части русских земель, что попали под их так называемое иго. Вдруг у Северо-Восточной Руси, будущей Великороссии, появился единый и неоспариваемый (хотя и двойной) политический центр — во Владимире (а затем — в Москве) и Сарае. И вся Северо-Восточная Русь постепенно осознала себя единой Великороссией — в рамках Большой орды, то есть в рамках державного порядка...

Орда не вмешивалась во внутреннюю политическую, культурную и экономическую жизнь Руси. Вмешательство становилось возможным в случае прямого мятежа какого-нибудь города против великого князя и державного порядка Орды. Тогда владимирский великий князь «шёл в Орду», становился ордынским царём и в этом своём качестве усмирял мятеж.

Но как будущая Россия опоясывалась зонами казацкой вольницы, этой постоянной головной боли державы, так и Большая Орда имела черкасов-казаков, этих мятежников. А они постоянно совершали грабительские набеги во всех направлениях, в том числе, и на русские земли. И города жгли, и население в рабство угоняли... При этом они вступали в конфликт с самой Ордой, восставали против порядка. Цари ловили бандитов, но не всегда успешно. Ведь и Москве, ставшей в будущем центром империи (этой новой формы Большой орды), нелегко было вывести своих собственных разбойных казаков...

Орда не вмешивалась в религиозную жизнь Руси.

Татары, как все сарматские народы, издавна, судя по всему, исповедовали православие византийского обряда, как и Русь. Стратегический союз с Владимирской Русью и совместное создание Орды — привели к очень тесному и долгому партнёрству. И конец этому партнёрству был положен только окончательным разпадом Орды с центрами во Владимире и Сарае.

Эта почти идиллическая картина изменилась после того, как Большая орда разпалась, в её южной казачьей части стали усиливаться позиции ислама, и выделилась исламская Атаманская Турция («Русская цивилизация-2. Сарматия»). Но это уже было связано с упадком Орды. И привело это к нарастающему массовому переходу в Москву воинов разпадающейся Орды (православных) — от религиозного засилья исламистов Турции. Именно в Москве эти воины духа, люди Служения, увидели будущий центр Орды, взамен Владимира и прогнившего Сарая. Они были фанатиками идеи державы, им нужно было государево Дело, они не могли стерпеть мелочной суеты придворной жизни изменившегося Сарая...

Русь платила владимирской Орде налог кровью. Русские воины принимали участие во всех войнах Орды на обширных пространствах — начиная с походов Батыя на Европу.

Но, во-первых, это только повышало самооценку русских воинов и всей Русской цивилизации, ведь успешные войны приносили славу. Во-вторых, воины привозили из походов богатую добычу — что тоже не способствовало падению престижа и развитию комплекса неполноценности. И в-третьих, русские воины служили русской же Орде...

[По традиционной истории норманистов, Русь давала в Орду своих мастеров. Те уходили, как правило, навсегда. Это была потеря. Но более всего это напоминало современную утечку мозгов. Для полноты картины следует добавить, что у татар и своих мастеров хватало, и качеством работы те нисколько не уступали русским. Татарам не нужно было угонять умельцев силой. Те сами с радостью уходили, можно сказать, бежали, только бы их отпустили в Орду. Что такие умельцы могли иметь в разорённой безконечными усобицами Руси? Разве что на хлеб заработать. А в Орде их ждала сказочная перспектива — невероятные по меркам русских городов заработки в жаждущих рабочих рук Сарае и Каракоруме, этих ненасытных на таланты столицах великой империи. И плата умелым мастерам там соответствующая. Русские мастера присылали домой родственникам (или привозили сами) часть заработанных на чужбине денег. Археологи находят в русских городах много кладов ордынской монеты — теньге. Само слово деньги произошло от теньге-таньга-деньга...

По моему мнению, русские мастера уходили в русскую владимирскую Орду — как в некий колоссальный монастырь, с уставом, традициями, титулами (царь), языком (тюркским).]

Не татары, восставшие против половцев, привели Русь к тому, что мы привычно называем игом. К игу привёл Русь её собственный внутренний разпад.

Русская цивилизация сумела в этой сложнейшей и тяжелейшей ситуации добиться определённых успехов, опираясь на естественный союз своих князей-державников и татар. Ордынская система, созданная в равной степени усилиями Владимирских князей и татар, остановила междоусобицы, прекратила разпад Руси. И благодаря политической мудрости многих русских князей, а затем и целой серии московских, Орда дала мощнейший импульс развитию жизненных сил Руси. Развитию самобытному, независимому от Запада или от Востока. В результате Русская цивилизация, сумев выжить в период разпада, успешно и достойно преодолела ответственный процесс становления и вошла в новую стадию, не разтеряв своего психологического заряда, не утеряв гордости и морального величия.

Важно здесь отметить, что линия Русской цивилизации была продолжена только Московской Русью, Ордой. А многострадальная Южная Русь, отвергнувшая союз с Ордой, пошла на сближение с Литвой, что и привело к польскому игу. Поэтому Южная Русь, бывшая ранее центром Русской цивилизации, полностью запустынилась и обезлюдела. Русскому царству пришлось потом колонизировать Южную Русь заново, заселяя её как Дикое Поле...


Московия, Великороссия и Российская Империя

На этом этапе Русская цивилизация стала одним из основных цивилизаторов на планете, наряду с Испанией и Англией. Но если эти последние двигались на тёплые моря и колонизовывали жаркие страны, то Россия разширялась на север и восток, в зоне холода. Всех своих соседей Россия превосходила безмерно.

Колонизация теперь происходила уже не в форме славянизации, как это было на стадии Киевской Руси, но в форме русификации.

Как и на этапе Древней Руси, система власти Великороссии строилась по тому же принципу включения. Только теперь этот принцип разпространялся уже не на Рюриков дом, а на соседние племена и народности, на их родовую или племенную верхушку. Последняя включалась во властные структуры России на высоком уровне. Предводители местного населения становились по факту русского завоевания российской аристократией.

На западе были у России два соседа, не уступавшие ей в техническом отношении: Польша и Швеция. С обеими странами Россия вела безконечные серии войн. Но для формирования комплекса неполноценности перед ними не было оснований по двум причинам. Во-первых, с обоими противниками Россия на каждую проигранную войну выигрывала целый ряд войн, имея безусловно положительный баланс (что и привело к значительному разширению российской территории). Во-вторых, Русская цивилизация развивалась в значительной мере под воздействием самодержавия, древней царской, монархической традиции. А с точки зрения этой традиции, и польские, и шведские короли — не более чем быдло, простонародье. Россия всегда могла чувствовать себя самой аристократической страной, управляемой самым благородным и древним родом (Рюриковичи).

Структура Русской державы была более сложной, чем любого европейского госу-дарства. Изначально Россия сложилась как империя в понимании Запада. Простые князья соответствовали европейским графам. Светлые князья, возглавлявшие группы простых князей, — герцогам. Великие князья, объединявшие под своей властью земли десятка светлых князей каждый, равны королям Европы. Уже Киевская Русь, а затем и Россия — включали много, полтора-два десятка (и более) великих княжеств, великих государств. Таким образом, по структурному рангу Россия была равна не какому-либо из европейских государств, но — всей Европе. Политическим отражением этой русской реальности стал древний сарматский титул царь. Упрощённым аналогом его был известный европейцам ещё с римских времён титул император. Попросту говоря, титул царь значил: «господин над королями», «господин над великими государями». Русские цари, венчаясь на царство, по официальной формуле венчались «... и на все великие государства Русского царства».

Всё это, конечно, приводило к формированию национальной гордости и чувства превосходства, основанного не на культуре расы, но на культуре государства, на так называемой державности.

Контакты с немцами, с Германией начались позднее. Все знают, что Россия не проиграла Германии ни одной войны. Кто-то понимает, что, следовательно, Германия проиграла России все войны. Но мало кто обращает внимание на интересный факт: до 1914 года Россия не проиграла Германии ни одного сражения (включая войны против Фридриха Великого)! Но и после этого года Россия выиграла у Германии обе мировые войны. Так что, сильнейшая нация Европы, Германия имеет стойкий комплекс неполноценности перед Россией, в то время как последняя спокойна и самодостаточна: «Русские прусских всегда бивали», — как говорил ещё Суворов. А основатель Германской империи Железный Бисмарк, хорошо зная боевой баланс обеих держав, прямо запретил своим потомкам воевать против России.

Русская цивилизация на этом этапе (Великороссия и Русское царство) имела важную особенность, отличавшую её от всех основных держав Запада. Бурное разширение российской территории не сопровождалось соответствующим ростом населения. Территории присоединялись, главным образом, малозаселённые. А естественный прирост населения был невысок из-за непрерывных войн и болезней. Например, практически всю почти безконечную серию войн с Польшей Россия провела, имея меньшее население, чем Ржечь Посполита. Поэтому, располагая большими пространствами с крайне малой плотностью населения, Русская цивилизация в интересах сохранения внутреннего единства была вынуждена максимально наращивать концентрацию власти. Степень централизации государства на каждом уровне общественно-экономического развития, в каждой социальной формации, была в России гораздо выше, чем в любой из стран Европы. Благодаря этой особенности Россия могла успешно соперничать с сильными державами на поле боя, невзирая на большую численность населения противника (так до 17 века Польское государство имело более многочисленное население, чем Московское царство). Это был ещё один важный фактор, повышающий самооценку Русской культуры.


Чуждые влияния

Русская цивилизация испытала мощные влияния двух чужеродных сил, в разное время и в неодинаковых условиях пустивших корни в самом сердце России. Они всячески стремились искусственно насадить в русской культуре комплекс неполноценности перед всем иностранным.


Немцы у власти в России

При Петре Первом русский трон обступили иноземцы. За короткое время в России сложилась немецкая мафия. Династия Романовых стала фактически немецкой. Как онемечен-ных царей, так и всю немецкую придворную клику не связывало с Россией, с её историей и культурой ничего общего. На совести этих немцев неустанные старания закрепить в русском национальном сознании два разрушительных стереотипа: норманизм и концепцию ига.

Подчеркнём: не так важна немецкая, польская или ещё какая-либо кровь в жилах царей из династии Романовых. Во всех странах и во все времена, в том числе и в России до Романовых, правящие династии очень активно смешивали свою кровь, главным образом, путём так называемых династических браков. Это есть просто факт, не плохой, и не хороший.

При Романовых же в России произошло совершенно новое явление, очень опасное для всего существа Русской цивилизации. Вся полнота власти оказалась захвачена не одной из многих конкурирующих боярских группировок, находящихся в рамках одной цивилизации, одной культуры, но — силами, вышедшими из совершенно другой среды, из враждебной цивилизации с чуждой культурой. Эти культуры имели так мало общего, что были во всём противоположны, взаимоисключающи. Это обстоятельство нашло выражение в расхожей поговорке: «что русскому здорово, то немцу — смерть». Поэтому контакт между ними был возможен только в форме уничтожения. Немецкая придворная мафия опиралась на силу и влияние династии, поэтому истреблению подверглась Русская цивилизация, русская культура.

Для подрыва глубинных основ русской традиции было создано щедро финансируемое псевдоисторическое околонаучное течение в российской историографии, получившее название норманизм.


Норманизм

Под норманизмом в русской историографии понимается учение о расовой неполноценности славян и России, о неспособности славян и русских создать государство, об их дикости, отсталости от передовых и высококультурных германских народов — носителей расового совершенства. Эти высшие по отношению к России существа, немцы, пришли в Россию и создали в ней государство. Основой норманизма является концепция основополагающей значимости в русской истории внешнего влияния, и немецкого (германского) характера этого влияния. Авторы этой дезинформации прикрыли свои теории передёрнутой историей известного противостояния в прошлом Киева и Новгорода. В фундамент положили извращённую новгородскую традицию, только русских варягов объявили германцами. В норманизме разплодилось много вариантов, но все они должны были строго соответствовать одному базовому критерию: не иметь ничего общего с настоящей историей России; ибо их единая цель есть уничтожение исторической памяти русских — как основы Русской культуры. Стремясь не допустить возникновения русской исторической оппозиции норманизму, немецкие идеологи создали для ловли патриотов особую резервацию, или загон, где они могли держать русских вольнодумцев под контролем. Этим загоном стала самая отдалённая часть норманизма под названием антинорманизм. Основой его сделали концепцию отсутствия какого бы то ни было внешнего влияния на Русь, либо несущественности такого влияния на историю Руси. Фундаментом антинорманизма была сделана изолганная киевская традиция, только из истории Киева вычеркнули северные русские, варяжские, новгородские влияния. Со временем антинорманизм устоялся в роли одной из важнейших и необходимейших частей норманизма, как ничто другое в науке способствующей устойчивости и долговечности всей антирусской конструкции. Язва норманизма пустила глубокие корни в культуре России.


Немецкая концепция Ига

Вторым важным творением немецкой придворной мафии стало создание, развитие и внедрение в русское сознание стереотипа монгольского, или татарского, или монголо-татарского, или татаро-монгольского ига («Русская цивилизация-2. Сарматия»).

Смысл этой концепции — в том, что с востока приходит одна лишь дикость, что свет цивилизации идёт с запада. Что Россия есть восточная, дикая страна, в которую элементы цивилизации принесены культурными немцами. Что вопреки облагораживающему влиянию германцев дикость однажды пришла с востока в виде Орды, наложила на Русь, эту немецкую колонию, своё тяжкое иго и отбросила все труды немцев по созиданию культуры в России на столетия или даже тысячелетия назад. Что России отведена немцами пассивная, служебная роль в истории: она должна быть для немецкой цивилизации Запада щитом от натиска азиатской дикости, своими костями закрыть Орде путь в Европу.

Немецкая концепция ига утверждает, что пришествие Орды сокрушило, уничтожило цветущую Древнюю Русь. Что «иго оскорбляло и иссушало саму душу народа». Но эти слова писателя лучше соотносятся не с выдуманным немцами фактом ига, но с самой немецкой лжеисторической концепцией. «Татарское иго» привело, якобы, к роковому отставанию России от Запада. Гипнотическое внушение немецкой пропаганды об этом мнимом отставании играет роль блестящего шарика в руках умелого гипнотизёра.

Сама эта магическая установка для русской психики призвана работать в тесном взаимодействии с установкой норманизма. Ведь немецкое засилье на Руси, оскорбляющее и иссушающее душу народа, есть, таким образом, нечто почти святое. Оно освящено выдуманной самими немцами древнейшей традицией рабской зависимости Руси от немцев. Традицией призвания варягов (якобы германцев), традицией немецкого благоустройства Древней Руси. Традицией героического противостояния немцев восточному варварству в России — в интересах тупых русских. Трагической историей падения немецкой культуры в России под натиском азиатской Орды. А теперь немцы не вдруг захватили власть в России. Они в неё как бы вернулись — по праву всей российской «истории», выдуманной ими же, по зову своей мятущейся души, и по пустоте кармана, и по призванию олухов. Так можно ли возражать немецкому засилью, можно ли препятствовать благу России? Надо же совесть иметь. Россия должна принадлежать немцам. И точка.

Частью концепции ига стала немецкая же бредовая теория прямо-таки мистического противостояния Леса и Степи, якобы красной линией прочертившего всю русскую историю. Суть этой легенды такова. Лес (читай: Россия) есть поле для немецкой колонизации. А Степь (читай: Азия, Восток) есть сильный и постоянный конкурент немцев, препятствующий германскому прогрессорству на русском поле... Ничего неожиданного и нового в этой концепции нет. Немцы есть немцы. Что с них взять!

Норманистская концепция ига круто замешана на русофобии и на антисарматизме. Под последним я понимаю псевдоисторическое стремление норманистов вычеркнуть из истории России её могучую сарматскую составляющую («Русская цивилизация. Сарматия»). Колоссальной силы антисарматизм выразился в последовательном объявлении всех сарматских народов (автохтонов Восточной Европы) уроженцами Дальнего Востока, тюрками (многие даже разсуждают с серьёзным выражением лица о такой расе), монголами, не имеющими никаких исторических прав на свои собственные земли, на свою родину. А права на эти самые благодатные земли России (Причерноморье, Дон, Кубань, Поволжье, Северный Кавказ) имеют, конечно, только немецкие властители России — и никто иной.

[Каждому ребёнку известно, что англичане относятся к расе, образовавшейся в 15 веке от смешения американских индейцев-сиу с бантуязычным негритянским племенем !кунг из Экваториальной Африки

Бред абсолютный! Но если такое заклинание повторять триста лет; если написать тысячи «научных» трудов на эту тему, по лингвистике и этнологии, и издать сотни соответствующих художественных «исторических» книг; если идеологически выправить школьные учебники; если поколение за поколением с младых ногтей воспитывать в правильном направлении; — каков будет результат? Но именно такого рода заклинание норманисты упорно повторяют в отношении всех сарматских народов, якобы пришедших с Дальнего Востока и не имеющих прав на собственную родину. Гунны — это китайские сюнну, булгары — тюрки (?), татары же — монголы, а вообще — шивэй, цзубу, да-да, а то ещё сог-по!]

Так норманисты с мясом вырвали из тела России всё сарматское. А взамен разрешили русским считать себя славянами. Это было очень выгодно. Конечно, глупо подсчитывать какие-то проценты в крови, но если прикинуть приблизительно, то славянской доли в крови русского народа будет никак не больше десяти процентов. С точки зрения крови большее значение имели и сарматские части, и угро-финнские. А с точки зрения цивилизационной преемственности сарматское и русское начала были ничуть не менее значимы, чем славянское. Сузить Россию до славянских начал — значило принципиально выхолостить её гораздо более сложную сущность. Норманисты провозгласили Россию славянской страной, всего лишь славянской! И тем самым они как бы разделили Родину на славян и неславян, противопоставили друг другу народы России по этническому признаку, действуя по принципу «Разделяй и властвуй». Как бы к этому извращению отнеслись, скажем, жители древней Руси, потомки гуннов-полян, русов, славян и половцев? И как бы восприняли такую политику разкола и уничтожения державы жители Московского царства, потомки финнов, балтов-голядь, булгар (строителей почти всех государств Европы), южных русских и татар-черкасов, созидателей Орды? Ясно как — зарезали бы.

А сам этноним славян немецкие идеологи вывели от латинского слова «раб» — slave. Ведь славяне по норманисткой концепции должны быть рабами немцев! Кроме всего прочего, немецкие идеологи обезпечивали таким образом и более полное оболванивание собственного немецкого населения. Немцы должны окончательно и безповоротно забыть, что сами они — потомки славян!

Идеологически застолбив за собой плодородные земли Юга России, немцы принялись активно колонизировать их под прикрытием немецкой династии Романофф (Голштейн-Готторп). Кстати, и Прибалтика подверглась принудительному онемечиванию именно в рамках Российской империи, под прикрытием этой династии «Романовых», под прикрытием русских штыков и под сенью двуглавого орла. Прибалтийское население подвергалось насильственному онемечиванию (но не русификации) со стороны немецкого правящего режима России...


Иудейские влияния

На пике немецкого идеологического влияния на русское национальное сознание, во второй половине 19 столетия, всё возрастающую роль в русской истории стали играть иудеи. Эта сила приобрела заметное место в жизни России в то время, когда психическая устойчивость её была уже в достаточной степени расшатана деструктивным влиянием немцев. Российская империя была окончательно выведена из равновесия целым рядом факторов, среди которых важное место занимают: усиление крепостной системы и доведение помещичьего гнёта до абсурда; затем отмена крепостного права; слом крестьянского традиционного мира (организации общежития с сильными коммунистическими элементами) Столыпинскими реформами; бурное индустриальное развитие; мощный поток разорённых крестьян в города, приводящий эти последние к культурной и политической дестабилизации. И наконец, последнее по месту, но не по значению: отмена иудейской «Черты оседлости» как формы гетто, целенаправленная и массовая иудейская колонизация русских городов, в результате которой иудеи (почти 7 миллионов по официальным данным) в основных городских центрах империи стали главной формирующей силой.

Особо подчеркнём: не иудеи разрушили Российскую империю, совершили революцию, провели гражданскую войну и создали Советский Союз. Точно так же, как не татары в своё время создали на Руси ту историческую реальность, которую мы называем игом. Но татары повлияли на характер нового устройства на Руси. А иудеи, будучи наиболее активной в политическом отношении группой населения разрушающейся по многим причинам империи, определили характер революции, гражданской войны и последующего политического устройства. Во всех основных политических партиях России того времени иудеи составляли даже не относительное, но абсолютное большинство. Пример: партии кадетов, эсэров, коммунисты (и меньшевики, и большевики). А, кроме того, была и специально иудейская партия — Бунд, большая часть членов которой впоследствие целыми местными организациями вошла в РСДРП. В результате возникший СССР на всех без исключения своих структурах носил ярко выраженный отпечаток иудейства. С этой точки зрения можно охарактеризовать Советский Союз как иудейское государство в Русской стране.

Важнейшее значение среди всех иудейских влияний имела иудейская идеология мировой революции (Машиаха) — большевизм («Вопросы иудейства. Система». Луг Вран). Советский Союз оформлялся иудейскими революционерами именно как средство реализации иудейских планов мирового господства — мировой революции. Поэтому из самого названия нового политического образования (Союз Советских Социалистических Республик) было изгнано имя России. По этой же причине РСДРП (Российская социал-демократическая рабочая партия) была переименована в ВКП(б) (Всесоюзная коммунистическая партия большевиков), а затем, по инерции большевистской идеологии мировой революции, — в КПСС (Коммустическая партия Советского Союза). Ведь Союз был готовой структурой для военно-силового разпространения большевистской власти на весь мир. Какая-нибудь Советская Социалистическая Республика Франция (ССРФ) или ССР Канзас — с лёгкостью укладывались в необъятное чрево СССР. Как запросто легла и РСФСР, эта печальная тень России...

Иудейский и Русский цивилизационные стереотипы находятся в непримиримом противоречии. Это — две взаимно исключающие друг друга культуры (в России, как и в Европе, человек, желающий, чтобы его уважали, не должен, к примеру, класть ноги на стол; иудеи же исповедуют, так сказать, цивилизационные ценности американоидного типа, по которым если человек хочет уважения и признания общества, он должен, фигурально выражаясь, «класть ноги на стол» — иначе его не заметят, не признают и не станут уважать за его пробивные качества. Имея в виду именно эти американские свойства, французы говорят, что «американцы пришли к цивилизации, минуя культуру»). Иудейская — магическая, как никакая другая — основана на заклинаниях, проклятиях и галдеже как форме морального подавления гоев. Русская — рационалистическая. Поэтому контакт между ними возможен только в форме уничтожения.

Это понимали и русские писатели до революции.

[Розанов: «Я говорю моим милым русским. Не надо! Не общайтесь с иудеями. Иначе вы все погибнете. Подождите. Через 150-200 лет над русскими нивами будет свистеть бич еврейского надсмотрщика. И под бичом — согнутые спины русских рабов. В настоящее время для России есть одна опасность. Евреи».

А.П.Чехов: «Наши критики почти все — евреи, не знающие, чуждые русской коренной жизни, духа, совершенно непонятного для них, и видящие в русском человеке скучного инородца».

Андрей Белый: «Вы посмотрите списки сотрудников газет и журналов России: кто музыкальные, литературные критики этих журналов? Вы увидите почти сплошь имена евреев. Общая масса еврейских критиков совершенно чужда русскому искусству, пишет на жаргоне «эсперанто» и терроризирует всякую попытку углубить и обогатить русский язык».

А.Куприн: «Все мы, лучшие (как сказано! — Л. В.) люди России, давно уже бежим под хлыстом еврейского галдежа, еврейской истеричности, еврейской страсти господствовать, еврейской многовековой спайки, которая делает этот народ столь же страшным и сильным, как стая оводов, способных убить в болоте лошадь. Можно печатно и иносказательно обругать царя и даже Бога, а попробуй-ка еврея! Какой вопль и визг поднимется среди всех этих фармацевтов, зубных врачей, докторов, адвокатов и особенно громко среди русских писателей, ибо каждый еврей родится на свет Божий с предначертанной миссией быть русским писателем».]

Как немецкое засилье со времени Петра пользовалось поддержкой и покровительством онемеченного государства, так и иудейское идеологическое засилье проводилось в жизнь всеми структурами иудейского большевистского государства. Русские этнические стереотипы, русский патриотизм, русский народный дух — всё это было названо великодержавным шовинизмом и официально объявлено главным врагом большевистского советского режима, было приговорено к подавлению всеми имеющимися у режима силами и средствами. Для борьбы со всем русским, для уничтожения всего русского в России иудейские идеологи объявили о своём естественном союзе со всеми существующими в России и на её окраинах антирусскими силами, сепаратистскими и националистическими. Так буржуазный национализм официально стал союзником российского (и антирусского) иудейства в его истребительной войне против России (против, так сказать, великодержавного шовинизма).

Поэтому Советский Союз был своего рода Антироссией. Все его структуры были нацелены на уничтожение русского национального характера, на разрушение всей Русской цивилизации, на физическое истребление русского населения, в конце концов. В 29 — 30 годах в ходе разкулачивания и индустриализации фактически и по сути была уничтожена наиболее дееспособная часть русского крестьянства, составляющего свыше 90 процентов населения России. И был разрушен крестьянский хозяйственный стереотип. Последовавший за этими комиссарскими подвигами чудовищный голод скосил в самых плодородных областях страны (на Украине и в Поволжье) ещё десятки миллионов жизней...

Большевизм в отношении к России означал использование её в качестве плацдарма для захвата всего мира. Для идеологов и практиков большевизма Россия была всего лишь трамплином для прыжка, резервуаром живой силы. И этот резервуар надо было опустошить до последней капли крови. Опустошить, вычерпать всё до конца — в интересах прыжка к мировой революции и во что бы то ни стало. Россия неизбежно должна быть выдавлена до капли. Иными словами, главной целью был захват всего мира, поэтому промежуточной целью, и методом достижения основной цели, стало уничтожение России...

В интересах уничтожения Русской цивилизации идеологи большевизма подхватили знамя норманизма (включая сюда и концепцию ига, и маниакальную идею борьбы Леса со Степью), выпавшее из рук ушедших с исторической арены России немцев. Но сами иудейские русофобы ничего исторически концептуального в антирусской традиции не создали, только породили очень громкий пропагандистский шум по поводу мнимой «иудейской Хазарии».

Советский период был самым тяжёлым и, безусловно, самым кровавым во всей Русской истории. Иудейское искажающее влияние стало самым разрушительным и губительным влиянием, едва не уничтожившим окончательно Русскую цивилизацию.

В этот период сформировалась своего рода ментальная советская химера, состоящая даже не из соединения русских и иудейских компонентов, но образованная объединением иудейского русофобства с немецким остзейским русофобством — в единый комплекс как бы неонорманизма. Собственно русским психологическим элементам в этом антирусском комплексе места не было. Основным плацдармом для развития этого неонорманистского русофобства стала по преимуществу иудейская среда «трудовой интеллигенции».

Иудо-советский неонорманизм приобрёл некоторые характерные особенности, отличающие его от прежнего немецкого норманизма. И главная из них, безусловно, — упорное стремление любыми способами и средствами создать впечатление того, что весь огромный Юг России по праву должен принадлежать иудеям. С этой целью в качестве козырной карты используется миф о иудейском характере древнего Великого Булгарского царства, Хазарского каганата. И здесь в ход идут самые неблаговидные методы: подтасовки, умолчания, таинственные намёки, недоговаривание, использование и фабрикация фальшивок, прямая ложь. Кроме того, иудейские неонорманисты политическими и пропагандистскими методами упорно пытаются создать некую такую псевдореальность, в которой иудаизм является (не более и не менее) одной из традиционных религий России, а иудеи — одним из её коренных народов! Поэтому иудейское стремление очистить Юг России от действительно коренных сарматских народов отнюдь не стало меньшим, чем оно было у немцев. Оно даже стало большим. С этим политическим разчётом в Крыму создавались иудейские колхозы; а на Дальнем Востоке, не менее благословенном, чем Причерноморье, — «Еврейская автономная область».

После отмены Советского Союза эти заинтересованные силы активно начали готовить дальнейшее разрушение России, её разчленение и создание по всему её югу латифундий опийного мака на героин (по афганской схеме: опийный мак — морфин — героин), которые должны принадлежать крупнейшим предпринимателям иудейского, разумеется, племени. А надзирателями над «согнутыми спинами русских рабов» должны быть всевозможные боевики, хотя бы чеченские или арабские. Основным содержанием жизни такой новой России планировались разнузданная рабо- и наркоторговля. И эти людоедские планы могли увенчаться успехом (и даже уже начали сбываться), если бы патриотические силы не сумели в последний момент отстранить от власти масонофильский режим Ельцина и раздавить в Чечне иудейско-ваххабитское гнездо [все лидеры так называемых чеченских «сепаратистов», созидателей Ичкерии как части Северо-Кавказского «халифата», — либо сами лично принадлежат к иудейскому племени, либо являются одержанными функционерами («Вопросы иудейства. Система». Луг Вран). Среди них — и первый президент Ичкерии Дудаев с его израильской женой Аллой, и Масхадов, и «террорист номер один» Басаев и многие другие. Они и не думали скрывать свою суть. Игра шла в открытую, и они были уверены, что уже похоронили Россию. Ворота дома Басаева, к примеру, были украшены громадными семисвечниками — характернейшими и древнейшими иудейскими символами. Вероятно, все эти люди происходили от кавказской иудейской группы — татов. Но в результате стали безсловесными марионетками масонства и иудейской Системы, активными функционерами мировой нежити и её антироссийского заговора].


Русская цивилизация на новом этапе

Все эти чуждые влияния, принесли России много бед, разшатали устойчивость державы, разрушили все традиции, заронили у многих сомнение в значимости России, в её успешности, но не сокрушили основ Русской цивилизации, не ликвидировали её глубинного рационалистического характера. Россия вновь и вновь вставала из пепла, возрождалась в новой славе и в новой силе. Теряла устойчивость, несла страшные потери, но зато усиливала динамизм своих структур — к ещё большей злобе ненавидящих.

Россия найдёт в себе силы для преодоления враждебных влияний и для восстановления потенциала своей цивилизации.

Опыт чуждых магических влияний, как и опыт их конструктивного преодоления — входят в Русскую историю. Это может сделать Русскую культуру (хотя и непомерной ценой) более стойкой, и более динамичной. Сделает её богаче и сильнее.

Новая ступень Русской цивилизации оформит себя на новом уровне с чувством достоинства. Наносные комплексы, порождённые чуждыми влияниями, начинают понемногу преодолеваться. Всё большее число людей постепенно понимает, что в угоду виртуальным ценностям мнимой демократии, визгливо разхваливаемой откровенными врагами, не стоит уничтожать Родину, рушить своё царство-государство. Что только великая мощь сплочённой державы заставит разнородные силы многоликого мира считаться с Россией, уважать (или бояться) Россию. А без такой подавляющей мощи Россия обречена бояться других («Если народ не хочет кормить свою армию, он будет кормить чужую»).

Разщеплённость сознания, вызванная враждебными влияниями, может быть излечена ускорением развития. То есть всё тем же конструктивным, созидательным путём. Конструируется в новой реальности концепция Русского превосходства, не расового, не национального, но державного, государственного — традиционного для Русской культуры.

За советский период Россия вышла на совершенно новый мировой уровень своего технологического развития, став безспорным лидером развития высоких технологий.

В советскую эпоху общеизвестным стал колоссальный разрыв в использовании технологий в военно-космической сфере — с одной стороны, и сфере народного потребления — с другой! Народ не получал почти ничего от головокружительных научных прорывов, определяющих развитие всей цивилизации. А советская власть, лишив население Союза самых необходимых и примитивных вещей (даже туалетной бумаги не было в самой богатой лесом стране!), за безценок мешками продавала высочайшие технологии за рубеж, официально провозглашённым врагам России (телевизионные технологии, сотовые телефоны, лазеры, в том числе и боевые).

И на западе России, и на востоке — на колоссальных и безплатных ресурсах российских технологий возникли однотипные явления так называемого «экономического чуда»: в одном случае финнского, в другом — японского.

Почти всё, что составляет техническую гордость современного человечества, — практически всё это безжалостно отнято у жителей России и задаром вывезено распутными вождями Союза за кордон, где отдано кому попало — просто из ненависти к России! Причём советские вожди готовы были довольствоваться совершенно ничтожными суммами вознаграждения, полученными, правда, лично. Эти люди шли даже на очевидные убытки, на финансовые потери — лишь бы максимально навредить России. Ими двигала даже не корысть, не стяжательство. Главным побудительным мотивом их действий была ненависть. Ненависть к России. Ненависть к людям. Ненависть к жизни. Именно ненависть к живым, к гоям, является духовным стержнем иудейства («Вопросы иудейства. Система. Истоки», Луг Вран).

Этими действиями управлял непосредственно Сатана, иначе и не скажешь. Такой безумный блуд нечасто встречается в истории. В результате этого большевистского блуда, непрекращающегося предательства России её иудейскими лидерами, постсоветского методичного разгрома державы и смертельного разгула наркоторговли — русское население сильно озлоблено и должно быть настроено весьма решительно. У него есть очень важные причины активно действовать. У него имеется реальный стимул. И эти злые люди имеют все необходимые средства добиться успеха: у них лучшее в мире образование, они всё ещё имеют сохранённые ими вопреки демократическим реформам научные центры, они прекрасно умеют производить высочайшие технологии, недоступные больше никому в мире.

При таком раскладе противоестественное унижение России (являющейся, кроме всего прочего, ракетно-ядерной и космической сверхдержавой) продлится очень недолго. Горе тем, кто не успеет доказать новой, проснувшейся России свою дружбу и лояльность. И вот уже Франция, Германия и Италия (с одной стороны), Иран, Индия и Китай (с другой) — спешат стать партнёрами, тесными союзниками и друзьями новой России...


[Русский медведь встаёт ото сна. Он зол. Ему не дали спокойно зимовать. У него клыки-боеголовки. Его стратегические бомбардировщики летают быстрее американских истребителей и невидимы для американской ПВО. Его пилоты в кибершлемах наводят принципиально неотразимое для американцев оружие движением глаз: увидел — значит, попал и убил! Его боевые корабли достают своими ядерными ракетами любую точку мира, даже не отваливая от причальной стенки...

Бегите, безрассудно дёргавшие медведя за усы! Спасайтесь, опрометчивые!]


Россия сохранила рационалистический характер своей цивилизации — что не менее важно, чем все другие сохранённые или приобретённые ею качества.

Россия приобрела новое качество — динамизм, и за советский период своей истории усилила его безмерно.

Все эти особенности делают Русскую цивилизацию сверхрационалистической, обогащая её своего рода иммунитетом против мистических течений. Поэтому Россия не станет магической цивилизацией. Мистические течения внутри Русской культуры, конечно, имеют место. Под давлением всех катастрофических перемен, потрясших Россию за последние 150 лет, они могут даже усилиться. Но их развитие не достигнет критического рубежа, необходимого для перевода всей культуры в магическую форму, замешенную на комплексе неполноценности. Гарантией против этого служит сам «Континент Россия», безмерная мощь русского технологического и интеллектуального потенциала, привычная вековая уверенность России в своих силах и чувство державного превосходства, характерное для Русской цивилизации на всех её исторических ступенях.

2001 — 2003


Почта: lugvran@gmail.com