Страница Луга Врана
О месте и роли России в прошлом, настоящем и будущем






О ложной официальной истории | Русская цивилизация | Вопросы Иудейства | Теономия | Аналитика

Трибуна | Галерея


Классическая антиистория и норманизм

...В "исторической науке" нет почти ничего от науки. Это просто политика по форме (имея в виду непреодолимый диктат обязательного политического заказа), и проституция по сути (имея в виду удовлетворение этого политического заказа в обмен на жизнь, свободу и определённый пакет выгод и льгот). При желании можно считать это не проституцией, а, скажем, рыночными отношениями в системе "рэкетир — бизнесмен" или "грабитель — жертва". Здесь всё зависит от того, на чём делать акцент — на "жизнь и свобода", или на "пакет преимуществ". Но сути общего явления исторической "науки" это возможное разнообразие акцентов нисколько не меняет.

Итак, протестанты в лучшем случае не печатались, не публиковались и обрекались на плотное забвение, в худшем — отдыхали в психушке.

И определённая наукообразность стиля и способов монтажа "научных" монографий вовсе не делают историю наукой. Кстати, в истории нет места математике. И даже вторжение в историю целой группы математиков за последние 20 лет не делает её наукой, а в лучшем случае придаёт очень лёгкий математический привкус критике исторических дат.

Тактичность не позволяет мне назвать многих уже покойных историков лжецами и отъявленными мошенниками. Политический заказ (советской формы норманизма) торчит колоссальным восклицательным знаком и над их "творчеством", и над судьбой. Многие из этих бедняг прошли классическую лагерную вербовку и стали "Мастерами" в истории (то есть, в политике), как в своё время Горький — в литературе.

Ну а касательно всей исторической "науки" (а в иностранной провокаторов-"мастеров" не меньше, а может быть и больше, чем в советской и российской), то сколько бы тысяч в ней не подвизалось специалистов ("мастеров" и молодых лохов), но вся эта нескончаемая череда авторитетов в конечном счёте оказывается висящей в воздухе. Все исторические концепции без исключения не доказаны, недоказательны и недоказуемы в принципе.

Гумилёв, к примеру, называет свою книжку скромно и со вкусом: "Хунны в Китае". Важную книжку. Но он даже и не доказывает там эту очевидную бредятину, выраженную в названии.

[Ведь никаких хуннов в Китае никогда не было. Если, конечно, под Китаем иметь в виду страну Син-Чин-Чайна, откуда, якобы вышли все народы (прямо-таки всё человечество оттуда вышло: и тюрки, и гунны, и монголы, и татары...).

Но если под Китаем иметь в виду Россию (а "Китай", или "Катай" — это одно из имён Руси. И сейчас стараниями норманистов оно людям практически неизвестно, верно? А что вообще сейчас известно?), как и нужно, то всё сразу станет на свои места. Но встанет не на голову, как у наших и не наших норманистов, а на ноги.

Ну и как это всё прикажете понимать неподготовленным людям? Что Китай — это вовсе не Китай, а Син, Чин, Чайна. А Китай на самом деле — это вовсе даже Русь. И оттуда, действительно вышли хотя и не ВСЕ, но очень многие народы.

Что монголы — это вовсе не монголы, а халха. И первое в истории государство у халха организовано русскими в 1921 году, а до тех пор ни одного государства у халха ни разу не было. И русские, создав государство на земле халха, назвали его "Монголией", реализуя на местности исторические концепции петербуржских немцев-норманистов. Понятно, бедные халха, которых Унгерн выдернул из буддистских монастырей, не возражали злым белым людям. Ведь у тех были ружья и сабли. Да и лестно как-то вдруг заиметь в предках великого Чингисхана.]

Да и ни к чему историкам нашим доказывать что-то, ведь народишко и так схарчит всё. Всё! Что бы ему в корыто не навалили заботливые и очень "авторитетные" политики и историки. Это они так думают. Но на самом деле, конечно, люди отнюдь не идиоты. И сейчас поднимается мощная народная волна протеста против засилья официальной и абсолютно немощной в научном и историческом плане истории. И это радует...

Пусть-ка историки докажут хотя бы одну из своих концепций. Хотя бы один из своих постулатов. Хотя бы хохмы для! Привычная нам со школьной скамьи классическая история — это просто самая настоящая "клиника"...

А если бы историю судили, скажем, по нормам уголовного кодекса в суде, то за недостаточностью улик всё здание классической истории было бы распущено. И пришлось бы историю писать заново — с нуля. Тем более, что следствием было выявлено систематическое применение заинтересованными сторонами явно незаконных методов (подлог документов, лжесвидетельствование, давление на свидетелей, подкуп и запугивание следователей и судей, сознательное уничтожение материалов следствия в массовых масштабах).

Собственно говоря, практически ВСЕ документы уничтожены! А та бумажная масса, которой мы располагаем — это или стопроцентные фальшивки, или "исправленные" документы, когда-то бывшие настоящими...

И единственный способ попытаться узнать всё-таки правду — это выуживать возможные крохи этой правды из моря очевидной лжи. В надежде наткнуться на что-то такое, что безчисленные поколения историков не успели или поленились уничтожить, стереть до конца, исказить, перевернуть смысл, вымарать, "сжечь", "утерять". В робкой и отчаянной надежде поймать этих историков на нестыковке, на противоречиях, на белых нитках, на грубых швах, на разрывах в логической линии, на стайном облаивании какого-либо объекта "по команде"...

К примеру, в России после Петра (при воровской династии Романовых) из историков, противостоящих норманистам, более других известны Ломоносов и Татищев. И что же мы имеем? Архив Татищева "утерян". Архив Ломоносова "утерян". Вместе с его "Историей Российской" (а это главный труд его жизни — по признанию самого Ломоносова). Которая никому не известна. Но при этом ходят слухи, что там содержалась потрясающая информация.

Колоссальный Казанский архив "утерян". Астраханский архив "утерян".

Истребление истории России было проведено тотально дважды: при Петре Великом; и при большевиках в 20-х и 30-х годах. Достаточно зайти в любой музей и просто посмотреть там на то, какое количество экспонатов (иногда безценных реликвий) было уничтожено, вывезено за рубеж или "утеряно" иными способами в тридцатых годах двадцатого столетия...


Историческая наука развивается не только под влиянием полученных ею новых методов познания, но и под влиянием идеологии. Именно идеология заставляет научный процесс придерживаться тех или иных концептуальных рамок. Поэтому идеология является важнейшим фактором в развитии науки. Как бы прискорбно это ни было. Идеи меняют одна другую, и в связи с этим меняются научные школы и направления. Поэтому историческая наука — это в первую очередь политика, набор политических идей. Это так. И нам стоит принять этот факт, даже если для этого придётся пересмотреть собственное представление о истории. Но политические идеи тоже могут быть разными, могут отражать разные (и даже противоположные) взгляды. И, к сожалению, концепция истории России и теперь ещё формируется на базе антирусских, русофобских идей. Норманистская концепция истории не подтверждена историческими фактами. Но факты норманистам не нужны. Они просто не любят Россию. Они Россию ненавидят. И они стремятся Россию уничтожить — всеми доступными им средствами. А средств у них немало: официально господствующие научные исторические школы, контроль над системой образования, разрушительное влияние на юные души, наконец, многосотлетняя традиция (идущая от первых Романовых)...

Я предлагаю новую идеологию истории, отличную от принятой ныне и преобладающей до сих пор норманистской. Образец нового отношения к России и её истории, образец нового и вполне цельного миропонимания.

У незнакомого с кухней «исторической мафии» человека может сложиться впечатление, что если я так резко выступаю против норманистов, то мою позицию можно определить как антинорманизм, а меня самого считать антинорманистом. Это заблуждение! Как сам норманизм в его классическом узком понимании, так и антинорманизм, — являются органичными частями большого норманизма (идеологии, рождённой русофобством):

«Под норманизмом в русской историографии понимается учение о расовой неполноценности славян и России, о неспособности славян и русских создать государство, об их дикости, отсталости от передовых и высококультурных германских народов — носителей расового совершенства. Эти высшие по отношению к России существа, немцы, пришли в Россию и создали в ней государство. Основой норманизма является концепция основополагающей значимости в русской истории внешнего влияния, и немецкого (германского) характера этого влияния. Авторы этой дезинформации прикрыли свои теории передёрнутой историей известного противостояния в прошлом Киева и Новгорода. В фундамент положили извращённую новгородскую традицию, только русских варягов объявили германцами. В норманизме расплодилось много вариантов, но все они должны были строго соответствовать одному базовому критерию: не иметь ничего общего с настоящей историей России; ибо их единая цель есть уничтожение исторической памяти русских — как основы Русской культуры. Стремясь не допустить возникновения русской исторической оппозиции норманизму, немецкие идеологи создали для ловли патриотов особую резервацию, или загон, где они могли держать русских вольнодумцев под контролем. Этим загоном стала самая отдалённая часть норманизма под названием антинорманизм. Основой его сделали концепцию отсутствия какого бы то ни было внешнего влияния на Русь, либо несущественности такого влияния на историю Руси. Фундаментом антинорманизма была сделана изолганная киевская традиция, только из истории Киева вычеркнули северные русские, варяжские, новгородские влияния. Со временем антинорманизм устоялся в роли одной из важнейших и необходимейших частей норманизма, как ничто другое в науке способствующей устойчивости и долговечности всей антирусской конструкции» («Русская цивилизация. Характер»).


«Историческая наука» не может выявить истинные пружины жизни, показать действительную картину прошлого и настоящего. Это под силу так называемой «метаистории», пользующейся гораздо более широким информационным полем.

Официальная «историческая наука» — «витрина», показывающая политическую ложь. А профессиональный историк — слуга политики, смотритель «витрины» и защитник лжи. Он обязян вытирать пыль с экспонатов. Ломать или переставлять манекены, изменять их позы, выносить в витрину что-то чуждое одобренной композиции — всё это ему запрещено. В традиции пылевытирания и в наведении глянца — суть и цель его профессии.

Не стоит ждать от историков-«апологетов текущей идеологии» правды жизни...

Своя политика и витрину истории даёт стране особую. Так в Советском Союзе под видом истории изучали «историю СССР» и «историю КПСС», в Штатах — колонизацию Америки, а в теперешнем государстве Израиль — «историю Холокоста»...

«Метаистория», с её широчайшим информационным кругом, есть своего рода «мастерская правды», и она вырабатывает действительно новые идеи, защищает правду...

Сайт предлагает такую новую концепцию...


28.12.2004


Почта: lugvran@gmail.com